Сценарист фильма «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»Алексей Бородачев рассказал о работе над сюжетом картины и ее спорных моментах, а также дал советы начинающим сценаристам.

С чего начиналась ваша карьера в киноиндустрии, и с какими проблемами вы столкнулись в самом начале?

 

Первый контракт на написание сценария я заключил на втором курсе ВГИКа. Меня рекомендовала мой учитель — Зоя Анатольевна Кудря. Проблема у всех начинающих, на мой взгляд, одна — отсутсвие опыта. Это касается не только работы над сценарием (что естественно и понятно), но и умения общаться и договариваться с продюсерами и режиссёрами. Поверьте – это не менее важная часть работы профессионала в кино.

 

Когда вы поняли, что хотите писать именно сценарии?

 

Когда узнал, что во ВГИКе не учат на режиссёров заочно. Никогда не думал, что буду писать. Придумывать – да. Придумывать кино пытался ещё в школе. Но, чтобы писать, придавать форму – такого понимания не было.

Распрощавшись с идеей стать режиссером, выяснил, что из профессий, причастных, в моём тогдашнем понимании, к созданию кино, оставались только операторы и сценаристы. На тот момент показалось, что попробовать написать рассказ для поступления на сценарный факультет куда проще, чем научиться фотографировать и пытаться поступить на операторский.

 

Планируете ли вы пробовать другие форматы писательского ремесла?

 

Иногда для тренировки записываю маленькие полустраничные рассказики, но исключительно для себя и друзей. Серьёзных мыслей — вроде “написать роман” — нет.

«Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» стал дебютом не только для режиссера Александра Ханта, но и для вас. Довольны ли вы результатом, и есть ли в картине спорные моменты в  отражении режиссером вашего сюжета?

 

Для меня это не совсем дебют. Ранее была полнометражная картина “Частное пионерское”, в работе над которой я как раз и допустил все возможные ошибки начинающего автора.

Если говорить о картине, которую снял Саша Хант, то по большому счёту на экране именно тот сценарий, который и был мною написан. Другое дело, что режиссёр прочитал его по-своему и расставил в истории свои ударения и пунктуацию. Говорят, что фильм рождается три раза. Первый раз в сценарии, второй — на площадке, третий — в монтажной комнате. И нечего тут удивляться, что “ребёнок”, в итоге, кажется немного чужим. Но если честно, то есть один эпизод в картине, который меня расстроил. В сцене, где Лёха Штырь делится воспоминанием из детства Витьки, а после рассказа закрывает лицо ладонью и как будто плачет. На мой взгляд это ошибка. Только в самом финале, отвернувшись к стене, скрипя зубами. Здесь кульминация, здесь его “пробивает”. И даже здесь мы только можем догадываться о том, что он плачет. В этом весь Лёха и его характер.

 

У сценария «Витьки Чеснока» есть своя история создания? Что подтолкнуло вас к такому сюжету?

 

Нет никакой истории. Всё началось с домашнего задания. Задача – написать этюд. Написал рассказ про лежащего без движения отца и приехавшего к нему сына. Потом история сильно трансформировалась. Сын стрелял в вернувшегося из тюрьмы отца, а затем вынужден был ухаживать за ним. Когда пришло время писать диплом (а у сценаристов диплом — это сценарий), то нашёл записи. Долго ходил, думал, и в итоге родилась эта история.

 

Как складывалась ваша совместная работа с режиссером Александром Хантом? Приходилось ли присутствовать на съемочной площадке?

 

Не было никакой совместной работы. ВГИК-дебют купил у меня дипломный сценарий. Саша снял картину. Фильм снимался в Твери и на площадку из-за занятости приехать не получилось.

С какими режиссерами вам уже удалось поработать, и с кем вы планируете начать совместную работу в ближайшее время?

 

Сергей Мокрицкий, Александр Карпиловский, Олег Погодин, Эдуард Парри. Все разные, все сложные. О планах говорить боюсь. Траектории изменяются слишком неожиданно.

Среди ваших работ телевизионный детский фильм «Частное пионерское», а сейчас вы работаете над киноадаптацией «Конька-Горбунка». При этом «Витьку  Чеснока» явно нельзя назвать детской историей. Какие сюжеты все же вам интереснее писать и почему?

 

Из перечисленного “Витька”, конечно, ближе всех. Он из моего мира. Но, сейчас я бы и эту историю написал уже по другому. Конечно, хочется писать о той жизни, которую знаешь и чувствуешь. Я вырос и прожил тридцать лет в небольшом посёлке, со всех сторон окружённом лесом. И там случались такие истории, что никакой сценарист не придумает. Бери, пиши и снимай. Вопрос – кто зритель? Обвинят, ведь, в чернушности, даже не разобравшись. А по мне, так это сама жизнь такие краски выбирает. И не замечать их, забеливать, закрашивать – неправильно.

Что вы можете посоветовать начинающим сценаристам, которые хотят попасть в индустрию?

 

Пишите сценарии. Не заявки и синопсисы, а сценарии. Узнайте себя, как автора, прежде чем начнёте представляться кому-то другому. Изучайте приёмы и структуру. Я, например, записывал любимое кино во время просмотра, стараясь понять, как строил свою историю тот или иной автор. Смотрите и учитесь у лучших.

Если сценарист “умеет” писать, шансов, что его не заметят, практически нет.

Кого из ныне живущих сценаристов вы бы назвали самым талантливым? Почему?

 

Винс Гиллиган. Я бы, конечно, не стал утвержадть, что он самый талантливый. Но, этот человек из года в год и от проекта к проекту наглядно демонстрирует, как виртуозное владение ремеслом помогает талантливому автору раскрывать свои способности в полную силу.

Насколько мне известно, вы задумываетесь о том, чтобы сменить позицию сценариста на режиссерскую. Как вы к этому пришли, и какой видите свою будущую картину?

 

По поводу будущей картины (если такая, вдруг, и правда случится) трудно говорить что-то конкретное. Идея зрела давно. Сейчас начинаю работу над сценарием. Точно могу сказать одно – история будет жёсткая. Режиссура для меня — это не смена позиции. Сценарии, по всей видимости, писать не перестану. Просто есть сильное желание попытаться довести идею до зрителя самостоятельно. Моя, возможно, наивная позиция заключается в том, что если автор чувствует в себе способность провести свой замысел от идеи до окончательного монтажа, то рано или поздно такой шанс ему должен быть предоставлен.